О любви на скамейке

Стихи про скамейку

Скамейка в парке, припорошена листвой,Под серым небом, под осенним ливнем.Когда-то тут, когда был день иной,

Гуляли пары, семьи с ними дети.

Скамейка в парке, знаешь многих ты:Счастливых, грустных, просто и веселых…И кто-то ждал, оставил тут цветы…

Ты много значишь в жизни одиноких.

А сколько книг, журналов и газетТы прочитала только лишь за лето!!!А для кого-то ты одна — таких больше нет,

И для кого-то ты излюбленное место.

Обратите внимание

Скамейка в парке, ты сейчас одна…О чем ты думаешь? О чем сейчас мечтаешь?Ты оживешь, когда придет весна.

А в этот день, сегодня ты скучаешь.

Домантович Оксана

*****

Та скамеечка была укромным местом,Облюбованным влюблёнными, к тому же.И фонарь над ней стоял. Но, как известно,

Фонари не светят там, где свет не нужен…

Сколько слов горячих помнила скамейка,Сколько вздохов, сколько нежных поцелуев…Вот поди, хранить сокровища сумей-ка!

А она ничуть не жаловалась всуе…

Приходить к скамейке мог любой и каждый,Здесь сидящих покидали все печали…Забрели сюда и мы с тобой однажды –

Просто так. Совсем по-дружески… Случайно…

И присели отдохнуть, когда стемнелоИ была скамейка лунностью облита…Был нежданным поцелуй… Но как же смело

Были губы горячи и ненасытны!

И фонарь, как НЛО, возник внезапно,Зажигаясь неожиданно зелёным –Загоревшись от весеннего азарта

Над скамейкой, освещением смущённой…

Кленова Людмила

*****

В парке старая скамейкавпала в дрёму зимних дней,белоснежною шубейкойсеребрится снег на ней.Рядом дворник чертит дугиловкой худенькой метлой,возле старенькой подругисвист оттачивает свой.Всё косится на скамейку,видно, хочет просвистеть,что душа под телогрейкойне замёрзла и на треть.

Но скамейка не спешилабрать сегодня интервью,память тихо ворошиладеревянную свою…У неё архивчик старый –много ценного, но всё жстук сердец влюблённой парыни на что в нём не похож.

Важно

Много было откровений,слов хороших и плохих,молодой поэт Евгенийей шептал свои стихи…Были школьные уроки,и беседы, и кураж,след оставили глубокийострый нож и карандаш…Вспомнит старая скамейка,если память потрясти,смех и хриплое «Налей-ка!»,плач и тихое «Прости…Вот и дворник не уймётся,этот свист теперь, что гимн.Да… Бесед таких, сдаётся,не вела ни с кем другим…Зябко… Ветер завывает,снег пушистый теребя…Но скамейку согреваетнадпись «Я люблю тебя».

Евгения Щелука

*****

На той же я сижу скамейке,Как прошлогоднею весной,И снова зреет надо мной

Ожившей липы листик клейкий.

Опять запели соловьи,Опять в саду — пора цветенья,Опять по воздуху теченье

Ароматической струи.

На всё гляжу, всему внимаюИ, солнцем благостным пригрет,Опять во всем ловлю привет

К земле вернувшемуся маю.

Вновь из соседнего леску,Где уже ландыш есть душистый,Однообразно, голосисто

Ко мне доносится: ку-ку!..

За цвет черемухи и вишни,За эти песни соловья,За всё, чем вновь любуюсь я, —

Благодарю тебя, всевышний!

Алексей Жемчужников

*****

Моя любимая скамеечка,У дома рядышком стоит.На ней сидят наши старушки,У них в глазах огонь горит.Всё о соседях они знают,Судьба какая, кого ждёт.Что происходит — осуждают,

Ну кто их, бабушек, поймёт.

Припев:Скамейка, ты моя скамеечка,Тебе давно уж много лет.Судьбы суровой, телогрейка.Родней тебя на свете нет.К тебе ведут тропинки,Приятно вместе помолчать.Мелькают жизни все картинки.

Легко так юность вспоминать.

Моя любимая скамейка.Свидетель юности моей.С надеждой мне вручала,На поезд жизни,свой билет.В дорогу молча провожала,Умела, беззаветно ждать.О счастье и любви мечтала.

Долги учила возвращать.

Припев:Скамейка, ты моя скамеечка,Тебе давно уж много лет.Судьбы суровой телогрейка,Родней тебя на свете нет.Стоишь седая, кособока,Не буду я тебя менять.Была со мною, не жестокой,

Тебя снести — себя предать.

Уносят вдаль лихие годы,Как сложно истину принять.Мы люди, часть природы,И нужно твердо это знать.Опять сменяет лето, осень,Как птицы, годы пусть летят.Судьбу и Бога часто просим,

Дни юности, вернуть опять.

Припев:Скамейка, ты моя скамеечка,Тебе давно уж много лет.Судьбы суровой телогрейка,Родней тебя на свете нет.На ней влюблённые встречаются,Восхода, до рассвета, ждут,Бывает, иногда, ругаются,

Но замуж, всё равно, зовут.

Повторить.Скамейка, ты моя скамеечка,С тобой встречаю я рассвет.Судьбы суровой телогрейка,

У дома стой, хоть сотни лет

Груценко Виктор

*****

Совет

Тянет нас память опять и опятьВ тихую заводь далёкой тропинки,Где нам приятно всегда вспоминать

Счастья минуты, как пазлы картинки.

Пусть годы быстро уносятся вдаль,Тихо сменив наше лето на осень.Всё, что былое, поверьте, не жаль,

Если мы Счастье в своём сердце носим.

Ясное утро, пустая скамья —Это лишь снова Любви приглашенье.Жар двух сердец, Чувства, Нежность, Семья —

Для одинокой скамьи утешенье.

Тунников Виталий

*****

На скамейке старенькойСватали и спорили…Хвасталась внучатамиБабушка одна.И по каждой можноИзучать историю:Детство полуголое,Колоски, война.Жили, как положено —С радостью и муками.Разлетались деточки,Таяла семья…Вы живите, бабушки,Вы гордитесь внуками!Только не пустела бы

Старая скамья…

Григорьева Ольга

*****

Загрустила скамейка в парке.Одиноко ей стало в саду.И уныло стоят деревья.Сиротливо стоит скамейка.Ветер злится, срывая листву.Пожелтела листва, стали лысыми кроны.Жёлтый лист на скамейку ложится.Дарит Осень подарки свои.Золотым звездопадом целуя.Мелкий дождик закапал.Это Осень пришла!Стало грустно, уныло и скучно.Всё пожухло. Листва и трава.И воробушки сразу притихли.

Плачет Осень! Скамейка промокла.Парк притих. Зарядили дожди.Заскрипела скамейка от ветра.И заплакала вместе с дождём.Так тоскливо! И так одинока!Ни Души! Всё пустынно кругом.И уныло вздыхает скамейка.Вспоминает она эти летние дни.Эти звёздные ночи влюблённых.Здесь встречалась любовь!Здесь рождалась семья!Обнимались они, целовались.Здесь дарили цветы, засыпая скамейку.

Поцелуи влюблённых и смех до Зари.Шум и гам! Много музыки, смеха.И гуляли они до утра!Под гитару звучали тут песни! А, теперь тишина. Ни Души!Ветер воет! И песни поёт!Он тоскует о лете уныло.Осень, осень! Дожди, холода! Плачет осень! Серебрены нити.Стало грустно вдруг ей.Застонала Душа!Отшумело веселье и лето!Будет с грустью она вспоминать.

Эти шумные ночи! Эти летние дни!

Это жаркое, тёплое лето!

Кулакова Людмила

Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/stixi-pro-skamejku/

Стихи о настоящей любви

Любить — это прежде всего отдавать.

Любить — значит чувства свои, как реку,

С весенней щедростью расплескать

На радость близкому человеку.

Любить — это только глаза открыть

И сразу подумать еще с зарею:

Ну чем бы порадовать, одарить

Того, кого любишь ты всей душою?!

Любить — значит страстно вести бои

За верность и словом, и каждым взглядом,

Чтоб были сердца до конца свои

И в горе и в радости вечно рядом.

А ждет ли любовь? Ну конечно, ждет!

И нежности ждет и тепла, но только

Подсчетов бухгалтерских не ведет:

Отдано столько-то, взято столько.

Любовь не копилка в зашкафной мгле.

Песне не свойственно замыкаться.

Любить — это с радостью откликаться

На все хорошее на земле!

Любить — это видеть любой предмет,

Чувствуя рядом родную душу:

Вот книга — читал он ее или нет?

Груша… А как ему эта груша?

Пустяк? Отчего? Почему пустяк?!

Порой ведь и каплею жизнь спасают.

Любовь — это счастья вишневый стяг,

А в счастье пустячного не бывает!

Любовь — не сплошной фейерверк страстей.

Любовь — это верные в жизни руки,

Она не страшится ни черных дней,

Ни обольщений и ни разлуки.

Любить — значит истину защищать,

Даже восстав против всей вселенной.

Любить — это в горе уметь прощать

Все, кроме подлости и измены.

Любить — значит сколько угодно раз

С гордостью выдержать все лишенья,

Но никогда, даже в смертный час,

Не соглашаться на униженья!

Любовь — не веселый бездумный бант

И не упреки, что бьют под ребра.

Любить — это значит иметь талант,

Может быть, самый большой и добрый.

И к черту жалкие рассужденья,

Все чувства уйдут, как в песок вода.

Временны только лишь увлеченья.

Любовь же, как солнце, живет всегда!

И мне наплевать на циничный смех

Того, кому звездных высот не мерить.

Ведь эти стихи мои лишь для тех,

Кто сердцем способен любить и верить!

Эдуард Асадов

ЛЮБОВЬ ДОЛГОТЕРПИТ, прощая обиды.ЛЮБОВЬ МИЛОСЕРДСТВУЕТ, отдавая своё.ЛЮБОВЬ НЕ ЗАВИДУЕТ, кто бы ты ни был,НЕ ПРЕВОЗНОСИТСЯ,  унижая твоё.ЛЮБОВЬ НЕ ГОРДИТСЯ  успехами важными.ЛЮБОВЬ НЕ БЕСЧИНСТВУЕТ во имя побед,НЕ РАЗДРАЖАЕТСЯ по поводу каждому,НЕ МЫСЛИТ И ЗЛА, и не делает бед.

ЛЮБОВЬ ПОКРЫВАЕТ твои недостатки,И ВЕРИТ ВСЕМУ, что ты скажешь в ответ;ПРОЩАЯ ОШИБКИ, не ропщет украдкой,А ВСЁ ПЕРЕНОСИТ, даря тебе свет. ЛЮБОВЬ НЕ ОСУДИТ, сорадуясь правде,ОТ РАДОСТИ ИСТИН  цветёт, как в раю.ЛЮБОВЬ САМОЖЕРТВЕННА – всё тебя ради.ЛЮБОВЬ НЕ ПОБРЕЗГУЕТ слабость твою…ЛЮБОВЬ ЛИШЬ НАДЕЕТСЯ лучшим минутам.

ЛЮБОВЬ ОЖИДАЕТ, ликует, поёт,И ВЕРИТ ВСЕГДА, что ты нужен кому-то;

ЛЮБОВЬ – ЭТО ЕСТЬ ОТРАЖЕНЬЕ ТВОЁ.

Людмила Ларкина

Любовью дорожить умейте,С годами дорожить вдвойне.Любовь не вздохи на скамейкеи не прогулки при луне.Все будет: слякоть и пороша.Ведь вместе надо жизнь прожить.Любовь с хорошей песней схожа,а песню не легко сложить.

Степан Щипачев

Улыбаюсь, а сердце плачетв одинокие вечера.Я люблю тебя.Это значит –я желаю тебе добра.Это значит, моя отрада,слов не надо и встреч не надо,и не надо моей печали,и не надо моей тревоги,и не надо, чтобы в дорогемы рассветы с тобой встречали.Вот и старость вдали маячит,и о многом забыть пора…Я люблю тебя.

Это значит –я желаю тебе добра.Значит, как мне тебя покинуть,как мне память из сердца вынуть,как не греть твоих рук озябших,непосильную ношу взявших?Кто же скажет, моя отрада,что нам надо,а что не надо,посоветует, как же быть?Нам никто об этом не скажет,и никто пути не укажет,и никто узла не развяжет…

Кто сказал, что легко любить?

Вероника Тушнова

Не надо отдавать любимых,Ни тех, кто рядом, и ни тех,Кто далеко, почти незримых.

Но зачастую ближе всех!Когда всё превосходно строитсяИ жизнь пылает, словно стяг,К чему о счастье беспокоиться?!Ведь всё сбывается и так!Когда ж от злых иль колких словДуша порой болит и рвётся –Не хмурьте в раздраженьи бровь.

Крепитесь! Скажем вновь и вновь:За счастье следует бороться!А в бурях острых объясненийХрани нас, Боже, всякий разОт нервно-раскалённых фразИ непродуманных решений.

Известно же едва ль не с древности:Любить бесчестно не дано,А потому ни мщенье ревности,Ни развлечений всяких бренности,Ни хмель, ни тайные неверностиЛюбви не стоят всё равно!Итак, воюйте и решайте:Пусть будет радость, пусть беда,Боритесь, спорьте, наступайте,И лишь любви не отдавайте,Не отдавайте никогда!

Эдуард Асадов

Любовь без меры долготерпитИ милосердия полнаБез зависти, превозношеньяВсегда вне гордости онаЕй тьма безчинства не знакомаОна не ищет своегоНе раздражается от злогоНе мыслит даже зло самоЛюбовь неправде не смеетсяНо рада истине всегдаВсе покрывает, всему верит,Всего надеется онаОна все в жизни переносит,Хоть образ мира и прейдет,Любовь все скорбное уноситИ никогда не престает

(1-е Коринф.Гл.13)

К ней всюду относились с уваженьем:И труженик и добрая жена.А жизнь вдруг обошлась без сожаленья:Был рядом муж – и вот она одна…Бежали будни ровной чередою.И те ж друзья и уваженье то ж,Но что-то вдруг возникло и такое,Чего порой не сразу разберешь:Приятели, сердцами молодые,К ней заходя по дружбе иногда,Уже шутили так, как в дни былыеПри муже не решались никогда.

И, говоря, что жизнь почти ничто,Коль будет сердце лаской не согрето,Порою намекали ей на то,Порою намекали ей на это…А то при встрече предрекут ей скукуИ даже раздражатся сгоряча,Коль чью-то слишком ласковую рукуОна стряхнет с колена иль с плеча.Не верили: ломается, играет,Скажи, какую сберегает честь!Одно из двух: иль цену набивает,Или давно уж кто-нибудь да есть.

И было непонятно никому,Что и одна, она верна ему!

Эдуард Асадов

Не торопитесь уходить!Постойте у открытой двери!Нельзя же с легкостью забытьТех, кто вас любит, кто вам верит!Не торопитесь отвергать,Когда вам душу открывают…Достаньте мудрости печать,Сумейте просто промолчать!Вы ведь сумеете, я знаю.

Не торопитесь разлюбить,Все чувства сразу отвергая, –Тепла вам может не хватить,Чтоб отчужденья лед растаял.Не торопитесь успевать,Найдите миг остановиться!А вдруг получится узнатьИ там, где надо, появиться…Не торопитесь все забыть,От вздорной мысли отмахнуться…

Читайте также:  Трахеит у кормящих мам: что это и как его лечить

Как нелегко все возвратить!Как нелегко назад вернуться!

Игорь Федосеев

Мне не жаль, что тобою я не был любим,-         Я любви не достоин твоей!Мне не жаль, что теперь я разлукой томим,-         Я в разлуке люблю горячей;Мне не жаль, что и налил и выпил я сам         Унижения чашу до дна,Что к проклятьям моим и к слезам, и к мольбам         Оставалася ты холодна;Мне не жаль, что огонь, закипевший в крови,         Мое сердце сжигал и томил,-Но мне жаль, что когда-то я жил без любви,

         Но мне жаль, что я мало любил!

Алексей Апухтин

Мы с тобой бестолковые люди:Что минута, то вспышка готова!Облегченье взволнованной груди,Неразумное, резкое слово, —Говори же, когда ты сердита,Все, что душу волнует и мучит!Будем, друг мой, сердиться открыто:Легче мир и скорее наскучит.Если проза в любви неизбежна,Так возьмем и с нее долю счастья:После ссоры так полно, так нежно

Возвращенье любви и участья…

Николай Некрасов

Чему бы жизнь нас ни учила,Но сердце верит в чудеса:Есть нескудеющая сила,Есть и нетленная краса.И увядание земноеЦветов не тронет неземных,И от полуденного знояРоса не высохнет на них.

И эта вера не обманетТого, кто ею лишь живет,Не всё, что здесь цвело, увянет,Не всё, что было здесь, пройдет!Но этой веры для немногихЛишь тем доступна благодать,Кто в искушеньях жизни строгих,Как вы, умел, любя, страдать.

Обратите внимание

Чужие врачевать недугиСвоим страданием умел,Кто душу положил за другиИ до конца всё претерпел.

Федор Тютчев

Милый друг, иль ты не видишь,Что всё видимое нами –Только отблеск, только тениОт незримого очами?Милый друг, иль ты не слышишь,Что житейский шум трескучий –Только отклик искаженныйТоржествующих созвучий?Милый друг, иль ты не чуешь,Что одно на целом свете –Только то, что сердце к сердцу

Говорит в немом привете?

Владимир Соловьев

Как только люди не зовут Любовь – Отравой, ядом, ведьминым напитком. Но для Любви неведом этот смысл – Она Иной Природы обладает Смыслом. Безумие, горячка, наважденье – Никак не угадает человек. Она, «всего-то» – нам Благословенье, В жестокий век, в безумный век.

Бежать, бежать – как от чумы спасаться, Не дай нам Бог таких утех! Но для Любви твои слова напрасны – Ведь БОГ и есть Любовь, эх, человек…

Кто ж вам сказал, что, мол, Любовь подсудна? Что Бог осудит, не простит вовек? Любви Закон «законникам» несчастье – Она собою покрывает грех! Как это может быть?! Опять кощунство! А ну, вязать, на крест его! На крест! Так было с Господом – он не судил за чувства.

Но судишь ты. Так кто ты, человек?

Олег Штейнер

Источник: http://www.realove.ru/main/stihi_unh

Читать онлайн «Чужие письма. Истории о любви, подслушанные на скамейке», автора Антипина Ирина

© Ирина Антипина, 2018

ISBN 978-5-4490-2470-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Осень не радовала: солнце еле-еле проглядывало сквозь серые, унылые облака и даже не пыталось оживить красками грустный дождливый день. Не знаю, что вдруг щелкнуло в моей голове и почему я, побросав в сумку зонт, деньги и телефоны, бегом, будто кто подгонял, ринулась в незапланированное путешествие в прошлое. В детство и юность.

Редкие в воскресное утро пассажиры метро, покачиваясь в такт движению ретро-поезда, сосредоточенно читали книги. Бумажные! «Надо же, бумажные книги, ретро-поезд… Хороший знак!» – подумала я и принялась с интересом рассматривать старый, пятидесятых годов вагон.

Его внутренняя отделка из желтого тисненого линкруста была испещрена «тайными знаками», которые в детстве мы так любили разгадывать: вертикальные полоски, ромбы, большие и маленькие кружки причудливо сплетались в загадочные арабески.

Простые изящные плафоны в виде больших рюмок, подвешенных горлышками вниз, и дешевый, протертый тысячами ног линолеум дополняли ретро-картину. Лишь рекламные наклейки на окнах – приметы сегодняшнего дня. И люди…

Осенняя грусть, навеянная дождливым утром, не рассеивалась, и даже ретро-поезд, так неожиданно кстати подвернувшийся мне в метро, не добавлял оптимизма. И зачем я ринулась в эту поездку? Может, права была Ирина Снегина:

А я вот поехала…

Мои размышления прервал безучастный, записанный на пленку голос машиниста: «Следующая станция – Филевский парк…»

И я вернулась на полвека назад…

…Сколько же лет я здесь не была? Приехала однажды случайно, по какому-то пустячному делу. Наш трехэтажный, из красного кирпича дом, сиротливо примостившийся среди строящихся домов из монолита, стоял тогда, будто на поминках, тихо и скромно. Он, последний из могикан, должно быть, знал, что доживает сейчас свои последние денечки.

Возле палисадника, в котором золотые шары и флоксы встречали когда-то после летних каникул филевскую детвору, остановился фургон, куда проворные грузчики стали лихо забрасывать чей-то небольшой, небогатый скарб. Да и зачем везти в новую, лучшую жизнь отслужившую свой век старую мебель. Ту еще, советского образца.

Важно

Зайти в подъезд, подняться вверх по истертым от времени ступеням, чтобы оказаться в небольшой коммунальной квартире, где прошли детство и юность, сил у меня не было.

Я присела на лавочку, которая будто сохранилась здесь еще с тех далеких времен.

Она стояла на том же месте, где и прежняя, возле газона и небольшого заасфальтированного пятачка, образованного на пересечении двух тротуаров, которые, петляя между нашими домами, вели к автобусной остановке.

Когда-то здесь, создавая определенный ансамбль, стояли пять кирпичных трехэтажных домов и две кирпичные пятиэтажки. Они обрамляли большой ухоженный двор с детской площадкой, качелями и каруселями, со стадионом, где дети и взрослые играли в футбол и волейбол, где стояли два зеленых стола для пинг-понга, а баскетбольные щиты с веревочными корзинами ждали любителей «голов, очков, секунд».

Рядом – газон, где летом и зимой полоскалось на ветру развешенное для сушки белье. Оно, ломкое от мороза, крахмальное и подсиненное, пахло зимой снегом и свежестью, а летом – клейкими тополями и сочной ярко-зеленой травой.

Зимой на месте футбольного поля заливали каток и в самом центре устанавливали огромную, живую елку, украшенную мишурой, бумажными флажками и гирляндами из больших разноцветных лампочек. А рядом высокая, крутая ледяная горка – любимое место детских зимних забав.

Дети чувствовали себя защищенными в этом большом, засаженном тополями дворе. В июне тополя выбрасывали невесомый белый пух, который легким летним ветерком прибивало к бордюрам небольшими «снежными сугробами».

Какое же было счастье, бросив зажженную спичку в самое сердце тополиного сугроба, радостно наблюдать фееричную вспышку! Секунда-вторая, и маленький веселый костерок опадал так же стремительно, как и вспыхивал…

– Ирин, – я будто услышала голос Ленки Красновой, любимой подруги, – в классики играть будешь?

– Нет, я с мальчишками в ножички…

Ножички, классики, города – тихие игры филевской ребятни. Что мы таскали в карманах курток и пальто? Перочинные ножики, банки из-под гуталина, наполненные песком, тяжелый серебряный полтинник, которым замечательно разбивался копеечный кон, когда играли в расшибалку или пристеночек.

Совет

А уж шумных дворовых игр было не счесть: двенадцать палочек, казаки-разбойники, штандер, вышибалы, разрывные цепи или бояре…

Эта детская непритязательная игра была для нас примером стойкости, выносливости и взаимопомощи: выстраиваемся, крепко взявшись за руки, двумя шеренгами, костяшки пальцев белеют от напряжения.

Веселые и решительные.

Отчаянные! Нам ни в коем случае нельзя позволить разорвать нашу цепь, отпустить руки, нельзя отдать боярам «невесту», которую они, во что бы то ни стало, стремятся забрать у нас силой…

У старших – другие забавы: кто-то крутил «солнышко» на турнике, кто-то играл в городки – замечательную русскую игру – или устраивал танцы на мостовой. Борис Сабиров, красивый, коренастый татарин из многодетной семьи, выставлял в окне третьего этажа патефон, и под звуки старинных вальсов и танго начинались танцы.

По воскресеньям в наш двор приезжал на лошади старьевщик, и за старую одежду, обувь, какие-то тряпки и бутылки мы выменивали у него свистульки, хлопушки, колечки с разноцветными стекляшками: красными, зелеными, синими; сахарные петушки на палочке, расчески.

А еще забавные «тещины языки», которые, разворачиваясь, весело пищали, если в них подуешь. Но любимой игрушкой были набитые опилками и обтянутые цветной бумагой и фольгой мячики на резинке.

Резинка привязывалась к указательному пальцу, и мячик радостно подпрыгивал в руке, будто живой.

Мальчишки выменивали у старьевщика «настоящие» пистолеты-пугачи, отлитые из алюминия кустарным способом. Пистолеты громко стреляли пистонами – такими же самопальными зарядами из пороха или спичечной серы.

Для игры в казаки-разбойники это было самым лучшим оружием.

Развлечением были и точильщик ножей со своим призывным: «Лудить, паять, ножи-ножницы точить!», и стекольщик, работы для которого в нашем большом дворе всегда хватало…

В палисаднике дома напротив, где находилась булочная и по утрам разгружали вкусно пахнущий свежий, еще теплый хлеб, пышно росла конопля, и мы, дворовая ребятня, с удовольствием грызли недозревшие зернышки этой запретной ныне травки.

Для каких целей выращивал коноплю немолодой мужчина, живший на первом этаже этого дома, не знаю. Может быть, у него был попугай или еще какие-то птицы.

Обратите внимание

А может, уже тогда в славном городе Москве и поселилась эта «благородная травка» для целей иных.

Воспоминания набегали, цветными картинками всплывали в памяти, туманили глаза…

– Теть, а вы чего плачете?

Рядом на скамейке пристроился маленький мальчик, лет пяти-шести, с новым, каким-то навороченным телефоном.

– Ну что ты, малыш, разве я плачу. Это дождь…

Малыш ловко управлял новомодной игрушкой и вдруг, углядев что-то, радостно причмокнул от счастья.

– Ура! Нашел! Телепузики!!!

«Боже мой, – подумала я, – какие Телепузики? Кто это? И почему столько радости?»

Мальчишка залился восторженным смехом и больше не обращал внимания на странную тетку, перепутавшую слезы с дождем.

– Что ты здесь расселся, на теннис опоздаем, – то ли бабушка, то ли няня рывком подняла мальчугана и потащила за собой, – у тебя еще английский не сделан. Пойдем быстрее!

Я прикрыла глаза…

…Красные кирпичные дома на углу Филевской и Кастанаевской улиц располагались на окраине Москвы. Фили заканчивались нашим двором и сараями, за которыми угадывалось болото, заросшее чередой, ее соцветия намертво цеплялись к одежде – не оторвать, – и свалкой, а дальше, всего в километре от нее, доживала свой век подмосковная деревня Мазилово.

На свалке мальчишки добывали карандаши с непрокрашенной рубашкой и толстую алюминиевую проволоку, из которой делали пульки для рогаток. Зимой, на спор, прыгали с крыш сараев в белые, сверкающие на солнце сугробы. Таких сугробов в Москве не бывает сегодня даже в самые снежные зимы.

Из деревни Мазилово к нам в дом приходила молочница. Одетая зимой и летом в старую, видавшую виды телогрейку, еще молодая дородная женщина через день приносила нам в больших алюминиевых бидонах свежее молоко.

Она опускала в бидон литровый половник на длинной прямой ручке, зачерпывала молоко и аккуратно переливала его в трехлитровую стеклянную банку. Молоко было холодное и очень вкусное.

К вечеру в банке почти на ладонь отстаивались густые желтые сливки.

В конце 50-х годов деревню стали сносить, и за нашими домами развернулась о …

Источник: https://knigogid.ru/books/1024657-chuzhie-pisma-istorii-o-lyubvi-podslushannye-na-skameyke/toread

Читать книгу «Чужие письма. Истории о любви, подслушанные на скамейке» онлайн— Ирина Антипина — Страница 1 — MyBook

ISBN 978-5-4490-2470-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Читайте также:  Что следует знать призывникам о медкомиссии в военкомате?

Ностальжи, или Фили – любовь моя

Осень не радовала: солнце еле-еле проглядывало сквозь серые, унылые облака и даже не пыталось оживить красками грустный дождливый день. Не знаю, что вдруг щелкнуло в моей голове и почему я, побросав в сумку зонт, деньги и телефоны, бегом, будто кто подгонял, ринулась в незапланированное путешествие в прошлое. В детство и юность.

Редкие в воскресное утро пассажиры метро, покачиваясь в такт движению ретро-поезда, сосредоточенно читали книги. Бумажные! «Надо же, бумажные книги, ретро-поезд… Хороший знак!» – подумала я и принялась с интересом рассматривать старый, пятидесятых годов вагон.

Его внутренняя отделка из желтого тисненого линкруста была испещрена «тайными знаками», которые в детстве мы так любили разгадывать: вертикальные полоски, ромбы, большие и маленькие кружки причудливо сплетались в загадочные арабески.

Важно

Простые изящные плафоны в виде больших рюмок, подвешенных горлышками вниз, и дешевый, протертый тысячами ног линолеум дополняли ретро-картину. Лишь рекламные наклейки на окнах – приметы сегодняшнего дня. И люди…

Осенняя грусть, навеянная дождливым утром, не рассеивалась, и даже ретро-поезд, так неожиданно кстати подвернувшийся мне в метро, не добавлял оптимизма. И зачем я ринулась в эту поездку? Может, права была Ирина Снегина:

А я вот поехала…

Мои размышления прервал безучастный, записанный на пленку голос машиниста: «Следующая станция – Филевский парк…»

И я вернулась на полвека назад…

…Сколько же лет я здесь не была? Приехала однажды случайно, по какому-то пустячному делу. Наш трехэтажный, из красного кирпича дом, сиротливо примостившийся среди строящихся домов из монолита, стоял тогда, будто на поминках, тихо и скромно. Он, последний из могикан, должно быть, знал, что доживает сейчас свои последние денечки.

Возле палисадника, в котором золотые шары и флоксы встречали когда-то после летних каникул филевскую детвору, остановился фургон, куда проворные грузчики стали лихо забрасывать чей-то небольшой, небогатый скарб. Да и зачем везти в новую, лучшую жизнь отслужившую свой век старую мебель. Ту еще, советского образца.

Зайти в подъезд, подняться вверх по истертым от времени ступеням, чтобы оказаться в небольшой коммунальной квартире, где прошли детство и юность, сил у меня не было.

Я присела на лавочку, которая будто сохранилась здесь еще с тех далеких времен.

Она стояла на том же месте, где и прежняя, возле газона и небольшого заасфальтированного пятачка, образованного на пересечении двух тротуаров, которые, петляя между нашими домами, вели к автобусной остановке.

Когда-то здесь, создавая определенный ансамбль, стояли пять кирпичных трехэтажных домов и две кирпичные пятиэтажки. Они обрамляли большой ухоженный двор с детской площадкой, качелями и каруселями, со стадионом, где дети и взрослые играли в футбол и волейбол, где стояли два зеленых стола для пинг-понга, а баскетбольные щиты с веревочными корзинами ждали любителей «голов, очков, секунд».

Рядом – газон, где летом и зимой полоскалось на ветру развешенное для сушки белье. Оно, ломкое от мороза, крахмальное и подсиненное, пахло зимой снегом и свежестью, а летом – клейкими тополями и сочной ярко-зеленой травой.

Совет

Зимой на месте футбольного поля заливали каток и в самом центре устанавливали огромную, живую елку, украшенную мишурой, бумажными флажками и гирляндами из больших разноцветных лампочек. А рядом высокая, крутая ледяная горка – любимое место детских зимних забав.

Дети чувствовали себя защищенными в этом большом, засаженном тополями дворе. В июне тополя выбрасывали невесомый белый пух, который легким летним ветерком прибивало к бордюрам небольшими «снежными сугробами».

Какое же было счастье, бросив зажженную спичку в самое сердце тополиного сугроба, радостно наблюдать фееричную вспышку! Секунда-вторая, и маленький веселый костерок опадал так же стремительно, как и вспыхивал…

– Ирин, – я будто услышала голос Ленки Красновой, любимой подруги, – в классики играть будешь?

– Нет, я с мальчишками в ножички…

Ножички, классики, города – тихие игры филевской ребятни. Что мы таскали в карманах курток и пальто? Перочинные ножики, банки из-под гуталина, наполненные песком, тяжелый серебряный полтинник, которым замечательно разбивался копеечный кон, когда играли в расшибалку или пристеночек.

А уж шумных дворовых игр было не счесть: двенадцать палочек, казаки-разбойники, штандер, вышибалы, разрывные цепи или бояре…

Эта детская непритязательная игра была для нас примером стойкости, выносливости и взаимопомощи: выстраиваемся, крепко взявшись за руки, двумя шеренгами, костяшки пальцев белеют от напряжения.

Веселые и решительные.

Отчаянные! Нам ни в коем случае нельзя позволить разорвать нашу цепь, отпустить руки, нельзя отдать боярам «невесту», которую они, во что бы то ни стало, стремятся забрать у нас силой…

У старших – другие забавы: кто-то крутил «солнышко» на турнике, кто-то играл в городки – замечательную русскую игру – или устраивал танцы на мостовой. Борис Сабиров, красивый, коренастый татарин из многодетной семьи, выставлял в окне третьего этажа патефон, и под звуки старинных вальсов и танго начинались танцы.

По воскресеньям в наш двор приезжал на лошади старьевщик, и за старую одежду, обувь, какие-то тряпки и бутылки мы выменивали у него свистульки, хлопушки, колечки с разноцветными стекляшками: красными, зелеными, синими; сахарные петушки на палочке, расчески.

А еще забавные «тещины языки», которые, разворачиваясь, весело пищали, если в них подуешь. Но любимой игрушкой были набитые опилками и обтянутые цветной бумагой и фольгой мячики на резинке.

Резинка привязывалась к указательному пальцу, и мячик радостно подпрыгивал в руке, будто живой.

Обратите внимание

Мальчишки выменивали у старьевщика «настоящие» пистолеты-пугачи, отлитые из алюминия кустарным способом. Пистолеты громко стреляли пистонами – такими же самопальными зарядами из пороха или спичечной серы.

Для игры в казаки-разбойники это было самым лучшим оружием.

Развлечением были и точильщик ножей со своим призывным: «Лудить, паять, ножи-ножницы точить!», и стекольщик, работы для которого в нашем большом дворе всегда хватало…

В палисаднике дома напротив, где находилась булочная и по утрам разгружали вкусно пахнущий свежий, еще теплый хлеб, пышно росла конопля, и мы, дворовая ребятня, с удовольствием грызли недозревшие зернышки этой запретной ныне травки.

Для каких целей выращивал коноплю немолодой мужчина, живший на первом этаже этого дома, не знаю. Может быть, у него был попугай или еще какие-то птицы.

А может, уже тогда в славном городе Москве и поселилась эта «благородная травка» для целей иных.

Воспоминания набегали, цветными картинками всплывали в памяти, туманили глаза…

– Теть, а вы чего плачете?

Рядом на скамейке пристроился маленький мальчик, лет пяти-шести, с новым, каким-то навороченным телефоном.

– Ну что ты, малыш, разве я плачу. Это дождь…

Малыш ловко управлял новомодной игрушкой и вдруг, углядев что-то, радостно причмокнул от счастья.

– Ура! Нашел! Телепузики!!!

«Боже мой, – подумала я, – какие Телепузики? Кто это? И почему столько радости?»

Мальчишка залился восторженным смехом и больше не обращал внимания на странную тетку, перепутавшую слезы с дождем.

– Что ты здесь расселся, на теннис опоздаем, – то ли бабушка, то ли няня рывком подняла мальчугана и потащила за собой, – у тебя еще английский не сделан. Пойдем быстрее!

Я прикрыла глаза…

…Красные кирпичные дома на углу Филевской и Кастанаевской улиц располагались на окраине Москвы. Фили заканчивались нашим двором и сараями, за которыми угадывалось болото, заросшее чередой, ее соцветия намертво цеплялись к одежде – не оторвать, – и свалкой, а дальше, всего в километре от нее, доживала свой век подмосковная деревня Мазилово.

Важно

На свалке мальчишки добывали карандаши с непрокрашенной рубашкой и толстую алюминиевую проволоку, из которой делали пульки для рогаток. Зимой, на спор, прыгали с крыш сараев в белые, сверкающие на солнце сугробы. Таких сугробов в Москве не бывает сегодня даже в самые снежные зимы.

Из деревни Мазилово к нам в дом приходила молочница. Одетая зимой и летом в старую, видавшую виды телогрейку, еще молодая дородная женщина через день приносила нам в больших алюминиевых бидонах свежее молоко.

Она опускала в бидон литровый половник на длинной прямой ручке, зачерпывала молоко и аккуратно переливала его в трехлитровую стеклянную банку. Молоко было холодное и очень вкусное.

К вечеру в банке почти на ладонь отстаивались густые желтые сливки.

В конце 50-х годов деревню стали сносить, и за нашими домами развернулась огромная стройка: новый московский район Фили-Мазилово. Деревенские хибары ломали, хозяев выселяли, а фруктовые деревья и кусты филевские жители выкорчевывали и высаживали в свои палисадники, с любовью обихаживая двор.

«Вот теперь и наш дом настигла та же участь, совсем как тогда», – вздохнула я.

От воспоминаний меня отвлек все тот же мальчишка. Он капризничал и никак не хотел идти ни на теннис, ни на английский. Он хотел играть в телефон и смотреть мультяшных Телепузиков.

Да, разные времена и разные поколения: у одного – дворовая дружба и дворовые игры, у другого вместо друзей – нелепые Телепузики и электронные игрушки…

В тот раз я так и не смогла подняться в свою квартиру. Посидела еще немного на скамейке и пошла прочь от воспоминаний и от своего некогда родного дома, безжалостно приговоренного к сносу…

…Что же сегодня меня вновь погнало туда, в далекие, забытые уже детство и юность? На пепелище. И почему вдруг я окликнула этого пожилого, с объемной спортивной сумкой в руке, мужчину? Чем он напомнил мне того Толика, мальчика, с которым мы перекидывались записочками с детскими объяснениями в любви? Как узнала? Почувствовала как?

Мужчина уставился на меня удивленным взглядом, постоял в раздумье пару секунд, потом махнул рукой, будто отгонял назойливую муху или невесть откуда взявшееся приведение, и пошел прочь.

– Толик, – позвала я еще раз.

Мужчина остановился, снова махнул рукой, но уже как-то обреченно, видно, смирившись и с мухой, и с приведением…

– Ты? – выдохнул он. – Откуда?

– Толик, – обрадовалась я, – Толик… Узнал?

– По интонации узнал, по голосу… Он у тебя совсем не изменился, совсем… Ты сюда как? К кому? По делам?

Толик засуетился, не зная, куда деть сумку, пожать или поцеловать мне руку или по-дружески чмокнуть в щечку.

– Я сюда… Просто так… Сама не знаю, зачем?

Мы медленно шли по направлению к нашему двору, вспоминая наперебой те далекие времена.

– А помнишь? – веселился Толик. – Помнишь, как мы с Сашкой шли за тобой, таясь, от самой школы, чтобы вернуть записку, которую ты Сереге Иголкину написала, не мне. Ох, и обиделся я тогда.

Совет

Помню ли я? Это куда очки или ключи от дома положила, забываю постоянно, а друзей дворовых, Фили родные, школу, где все одиннадцать лет проучилась, не меняя, разве забудешь.

– Знаешь, а от нашей Поклонной горы лишь холм остался.

– Знаю, конечно… Зато теперь там мемориал.

– Угу, а яблони, вишни, груши, помнишь, еще в шестом классе там сажали, теперь вырубили. Такой сад был!

– Был сад, был, – вздохнула я, – а праздники в Доме культуры Горбунова, а концерты в парке рядом, где по выходным духовой оркестр играл, и Майя Кристалинская пела… У нее всегда шарфик на шее был, он сбивался иногда и черные шрамы оголял. А она все равно улыбалась и продолжала петь…

– Да, Ириш, праздники в ДК не забыть. И слеты разные: пионерские, комсомольские…

– Точно! А каток на стадионе, секции спортивные, кружки бесплатные! Гастроли театра Вахтангова там же…

– Там и сейчас какой-то театр, Московский мюзикл, кажется… А помнишь, в подвале вашего дома приезжие с Украины семечками торговали. Жареными, горячими. Зимой высыпали нам прямо в карманы, и мы там руки озябшие грели.

– Ой, а языком к дверной ручке парадного, помнишь? Язык примерзал к железке и отдирался с кровью. Ох, глупые были, глупые…

– Почему глупые? Нормальные… Дети же… Ириш, а почему «парадного», почему так, по-питерски?

– Не знаю… Но ведь так мы и говорили: парадное… А еще «Маскварика», слитно и через «а». Смешно, правда?

– Смешно… Будто и не река Москва, а какая-то мелкая речушка, Маскварика…

Мы долго ходили кругами, не отдаляясь и не приближаясь к нашему бывшему двору, будто боялись увидеть что-то чужое, невозвратное. Вспоминали друзей, события, лица.

– А я сегодня нашей Майе Сергеевне пыталась дозвониться, не получилось почему-то… Нашла ее лет шесть назад… И ребят наших… Встречаемся теперь, редко, правда… А недавно юбилей отметили, – оживилась я, – пятьдесят лет последнего звонка. Тебя найти не получилось…

– Совсем как в кино – грустно сказал Толик…

– Ага, как в плохом сериале.

– Да, странно мы как-то встретились. Неожиданно.

– Неожиданно… Тебя, наверное, дома ждут?

– Подождут…

…На месте моего дома и четырех соседних стояли два огромных, уродливых монстра, отделанных ярким пластиком и глазурной плиткой.

Двора уже не было, территория одного из домов огорожена высоким забором, рядом – будка охранника и подземный гараж да еще какие-то странные, непонятного назначения постройки. Сквозь кованый забор сиротливо проглядывало одно-единственное, случайно сохранившееся дерево.

И лишь робкие лучи холодного осеннего солнца, будто одумавшись, пробивались сквозь плотные облака, пытаясь оживить безликую картину современного мегаполиса.

Из будки охранника стремительно выскочил невысокий юноша с новым навороченным смартфоном в руках.

Мне показалось, что это был все тот же, но уже весьма повзрослевший мальчишка, который несколько лет назад, гуляя здесь то ли с бабушкой, то ли с няней, увлеченно рассматривал мультяшных Телепузиков и никак не хотел идти ни на теннис, ни на английский и удивлялся странной тетке, перепутавшей дождь и слезы…

170 000 книг и 9 000 аудиокнигПервый месяц подписки за 199 ₽

Источник: https://MyBook.ru/author/irina-antipina/chuzhie-pisma-istorii-o-lyubvi-podslushannyenaskam/read/

Коллекция скамеек № 18 – Еще раз о Любви”

?rajskij_sad (rajskij_sad) wrote,
2016-02-14 01:00:00rajskij_sad
rajskij_sad
2016-02-14 01:00:00Внеочередная коллекция скамеек любви и лавочек-целовалочек.А что вы ждали в этот день?))

И задание для неравнодушных участников проекта!

Каждому, кто пришлёт сегодняшнюю фотографию-себяшку (от 14 февраля 2016 г.),
сидящим на любой скамеечке
– в идеале романтичной хотя бы по местонахождению,или с атрибутами праздника (хотя бы пальцы сложите в форме сердечка))

Читайте также:  Узи мочевого пузыря

– приз … Не скажу пока какой.

Но каждому приславшему сегодняшню фотографию приз будет выслан!Вот такой флеш-моб. ))Интресно, много будет участников? Не разорите меня только)))

Открывает сегодняшнюю коллекцию одна из скамеек  Парка  Молодоженов  г. Казань

Автор kukmorВ момент проведения акции “Блогеры против мусора” они, блогеры, и те, кто их поддержал,

очистили этот заброшенный парк и  лично вкопали такие скамейки по парку . Отчет тут.

Автор romashka_biser  Скамейки с набережной в Днепропетровске, Украина, очень милые Осторожно, в вас целится Купидон))Миримося и никогда не ругаемося)))И вай-фай всем влюбленным и сочувствующим)
romashka_biser   Хмельницкий (Украина)  Вот какая Кумпанiя!!!

Скамья любви и верности из Нижнего Новгорода от Лилечки Ванюшевой из Ижевска.

Находится возле здания Речного порта.  Тоже газета “ПроГород” установила, как и в Пензе
sams_lena Гродно, Беларусь. Парк Жильбера
Белгород, техуниверситет. Автор  sams_lena  Когда еще любить, если не в студенческие годы?)
Гомель, Беларусь. Парк Фестивальный Автор sams_lena
Вечная тема – ОН

и – ОНА

Саратов. Автор sofi_adelaida

От моей одноклассницы – Натальи Садчиковой. Мой город детства Сызрань, Самарской обл.

Лавочка из Батайского парка им.В.И.Ленина  от tinaword

Киев, Крещатик sams_lena.  Киев продолжает удивлять разнообразием скамеек и лавочек.

А это огромная конфетка “Рафаэлло” и лавочка из Киева новогоднего   от mart2240

Из снежного поста katyliery лавочка сближающая Лодзь, Польша

Гора на Андреевском спуске. И снова Киев. Автор Валентина Селиванова

Завершаю парад скамеечек любви замечательной сказкой о Скамье Желаний

нашей общей с Татьяной tvsher  подругой с блогов майла -сказочницы Лидии Калашниковой.

Оригинал взят у tvsher в Скамья Желаний…

…Нашла я у себя фото, если правильно помню, 2011 года скамьи из Великого Новгорода,аж из самого Кремля тамошнего.
А поскольку просто фото постить я не люблю,[то читаем сказку.]У нас в городе есть Скамья «Желаний! У вас есть такая, волшебная скамья?Эта стоит на одной из всем известных улиц города, рядом с двумя другими, обычными.Конечно, соседки общаются меж собой, когда остаются одни, немного завидуют своейподруге, которая на вид не очень от них отличается, просто им имен никто не дал,а она с именем, особенная, ведь каждый прохожий старается присесть на нее хотьна мгновение. А некоторые стараются возвратиться на это место еще и еще.- Может быть, у них очень много желаний,- как-то задумчиво сказала одна из скамеек.- Я думаю, что нет, – ответила ей Скамья Желаний, – скорее… они – очень нужные,сокровенные, ведь я слышу то волнение, которое идет от тех, которые сюда возвращаютсяспециально, я чувствую это…- Ну, не знаю, – неопределенно хмыкнула соседка с другой стороны.Как-то в очередной раз к Скамье Желаний подошла женщина, которую они здесь уже видели.- Посмотрите, подруги, – тихонечко прошептала одна из скамеек, – у нее всегда такаяособая улыбка, когда она к нам подходит.- Наверное, в ее улыбке – надежда, – предположила другая.- Да, да – поддержали ее подруги.- Жаль, что мы не видим лиц, когда они сидят, сказала Скамья Желаний, – а мне бы такхотелось увидеть их лица, их глаза!- О, на ее лице такое особое выражение и какой-то особый блеск в ее глазах, – сказаласкамейка справа.- Да, ты права, подруга, будто сияние какое-то от всех их лиц, когда они сидят именнона этой скамейке, у тех, кто сидит на других скамейках редко бывают такие лицаи такой взгляд, – сказала скамейка слева.Так они перешептывались тихонечко, но так тихо, что их никто не слышал.Успела женщина отойти совсем недалеко, как к Скамье Желаний подошел мужчина.- Смотрите, подруги, опять Он, почему-то они часто оказываются здесь,но всегда в разное время…- Да, то Он вперед, то Она, – сказала соседка слева.- Когда-нибудь они встретятся, – задумчиво сказала Скамья Желаний, – я чувствую это.- Ну, ты и волшебница, – воскликнули соседки в один голос.Скамья Желаний оказалась права. В последнюю неделю года, в один из зимних вечеров,когда снежинки танцевали под фонарем, что освещал скамейки ночами, подруги увидели,что Он и Она приближаются к ним с двух сторон.Судя по всему, каждый из них хотел присесть, как обычно, на Скамью Желаний и не виделникого вокруг. Да никого и не было в это позднее вечернее время. Поравнялись они почтиодновременно и шагнули к Скамье Желаний неожиданно друг от друга, а, увидев это,остановись. Они смотрели друг на друга, глаза встретились и отвести их от глаз другостало невозможным..- Он, – подумала Она, – именно такой…- Она, – я искал ее всю жизнь, – подумал Он.Молчание затянулось, и они одновременно рассмеялись, поняв двусмысленность ситуации.- Она может уйти навсегда, – подумал Он, и решительно взял ее за руку, потянув не к скамье,а в сторону. Она была, будто зачарованная… неожиданно для себя пошла следом,не освобождая своей руки из его руки.- Куда Он меня ведет, – подумала Она, в смятении, но как я рада, что Он решил все за нас…ведь мы еще и слова друг другу не сказали, но я готова идти за ним на край света.- Моя судьба, моя половинка, – думал Он, ведя ее еще сам не зная куда.- Ах, – с восторгом вздыхали скамейки, глядя им вслед так, как смотрят на чудо.А разве же это не чудо то, что случилось только что перед ними, как в немом кино.Он и Она удалялись под светом фонарей, а снежинки по-прежнему танцевали вальс,который будто бы звучал в воздухе этого зимнего вечера то ли звуками скрипки,то ли звоном ангельских колокольчиков…

© Copyright: Лидия Калашникова, 2014.

Жду Ваших фотографий со скамеечек! Призы ждут вас.

Источник: https://rajskij-sad.livejournal.com/292408.html

Любовь – не вздохи на скамейке

Временное  помешательство? Обязательства  быть друг с другом вечно? Общие дети? Химические процессы?

Человечество давно и успешно осваивает  космос, а вот в вопросе любви так и не определилось: сотни самых разных теорий и ни одного более-менее приемлемого определения. Скорее всего, любовь просто бывает очень разной — и каждый день другой.

Особенные запахи, которые подсознательно сигнализируют «я — твой человек», особенный гормональный фон, располагающий к близким знакомствам, особенное состояние организма.

Экспериментально установлено: если перед встречей с девушкой мужчина испытывал серьезную физическую нагрузку, он быстрее идет на контакт и почти гарантированно ищет повторной встречи, поскольку возбуждение физическое рождает возбуждение эмоциональное.

Говорят так же, что самые сильные первоначальные чувства друг в друге могут вызвать люди с похожими чертами лица: если в собеседнике ты вдруг видишь тот же овал лица, ту же форму бровей, такой же нос, который видишь годами в зеркале, ты проникаешься необъяснимой симпатией  к визави.

Обратите внимание

Симптомы любовного заболевания известны всем без исключения: постоянные, навязчивые мысли об объекте влюбленности, болезненная потребность в ответных чувствах, ощущение эйфории в случае взаимности, сосредоточение на объекте влюбленности в ущерб важным делам и серьезным планам, искаженное восприятие объекта с преувеличением достоинств и игнорированием недостатков, слишком сильное сексуальное влечение.

Вариантов развития у такой болезни три: первый — операция, то есть прекращение всех контактов с объектом. Больно, тяжело, зато очень действенно. Второй — смирение, или начало любовных отношений. Заканчивается обычно тяжелым разочарованием и душевной пустотой. И третий — самый редкий, это переход болезненной влюбленности в сострадательную любовь.

Кому-то повезло сразу полюбить «правильной» любовью, кто-то счастливо перерос любовь-болезнь: и те, и другие бывают допущены к третьему этапу любви: любви сострадательной, любви-дружбе. Такое чувство всегда основано на общих интересах и жизненных ценностях, на стремлении людей помогать друг другу, сострадать, думать вместе и жить вместе.

Такая любовь очень редка — может быть, потому, что все известные нам произведения художественной литературы и кинематографа пропагандируют именно страстную, болезненную влюбленность — и так неестественно рисуют по-настоящему любящие, сострадающие пары.

Как бы то ни было, без любви не может  прожить ни один человек. Мало того: только отсутствие любви делает людей  жесткими, черствыми, жестокими и  страшными. И только одни лишь ее присутствие  способно уврачевать раны, наполнить смыслом жизнь и осветить любое бедное жилище.  

Источник: http://www.velvet.by/articles/otnosheniya/o-lyubvi/lyubov-ne-vzdokhi-na-skameike

Скамейка любви: любовь или страх

Усаживайтесь поудобнее на виртуальной скамейке любви. Здесь вам рады и вас любят. Ну и что, что она нереальная. Что есть реальность? И что может быть реальнее ощущения умиротворения где-то глубоко в области сердца. Так пусть же ваше сердце наполняется чистой энергией любви и мудростью, пока вы здесь…на виртуально-реальной скамейке любви…

***

Так или иначе, в жизни есть всего лишь два чувства – страх и любовь. Страх и любовь – как две стороны одной монеты, как плюс и минус, как Альфа и Омега, как лед и пламя.

Страх, под каким соусом его не подавай, комком стоит в горле. Он мешает дышать, мешает жить, порой он сковывает нас как толща льда сковывает реку, но лишь на время, всего лишь на время. Ведь в природе все совершенно. Река, скованная льдом, ждет весны. А мы, скованные страхом, ждем любви.

Важно

Для реки – это так естественно, ждать весны, просто меняются времена года, жизнь продолжается в непрерывном развитии. Для нас же, любовь – это огонь, и мы одновременно желаем ее и боимся обжечься. Это тот огонь, что раскрывает сердце, сжигает дотла все наши предрассудки, иллюзии, все наносное, поверхностное, отжившее себя и не имеющее истинной ценности.

Когда в любви мы растворяемся в другом без остатка и нам кажется, что нас нет, сгорает наше эго. Когда мы погружаемся в огонь настолько глубоко, что это причиняет нам невыносимую боль, происходит самое большое чудо.

Боль неизбежна и необходима нам, когда мы решаемся и ступаем на путь любви. Мы можем остаться в плену страха.

Но тогда мы обрекаем себя на жизнь айсберга, однообразную и неподвижную, застывшую в своем мнимом величии, лишенную тепла и духа приключения, мы не узнаем, что же там, за поворотом.

Потому приход любви для нас – это величайший вызов. Когда мы отдаемся любви, внутри нас происходит незримая борьба между страхом и любовью как между льдом и огнем. В которой нет победителей и побежденных. В которой рождается нечто новое – безусловная любовь, она, как вода, несет гармонию, свободу, безмятежность, проникновенность и бесконечную силу…

Как прикоснуться к безусловной любви когда вокруг столько обстоятельств, условий, обязательств, требований, претензий, правил……слов….слов… Безусловная любовь за пределами слов, это не чувство и не отношение. Это состояние.

Состояние единения со всем окружающим миром и самой собой. Испытав это состояние хотя бы раз, вы уже не сможете жить как прежде, потому что будете видеть главное – причины всего, что происходит, а не следствия.

А когда видишь причины возникает глубокое понимание других людей и их бесконечный страданий.

Совет

Ведь все наши страдания в конечном счете происходят из-за недостатка любви, той самой, навстречу которой мы боимся открыться. А ведь у нас всегда есть выбор – бояться и страдать или любить и понимать…

И самое главное – какой бы мы не делали в своей жизни выбор, он совершенно правильный для нас в этот момент времени. Таким образом сама Жизнь проявляет по отношению к нам безусловную любовь. Выбирайте не выбирать, а доверять своей Жизни.

С любовью, Vesta.

vestalook.wordpress.com

Copyright © Vesta.Look 2016 All rights reserved

Источник: https://meditation-portal.com/skamejjka-lyubvi-lyubov-ili-strakh/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector